Ярослава (green_dormouse) wrote,
Ярослава
green_dormouse

Category:

О стихах, Роберте Рождественском и немного о жизни

Почему-то сейчас немодно любить стихи... Или мне только так кажется? Но среди моих знакомых практически нет никого, кто любил бы и знал бы поэзию, чье знакомство с ней не закуклилось бы в жестких рамках школьной программы.

А я странная - я перелистываю пожелтевшие от времени сборники стихов, перебираю их, как драгоценные камни. Недавно забрала у родителей сборник стихов Рождественского. Села перечитать - и вспомнила, как текли по щекам слезы, когда на школьном концерте, посвященном 9 мая, я читала "Балладу о зенитчицах". Мне было 10. Что я понимала тогда в этих строчках?  Теперь я взрослая женщина, я совсем по-другому воспринимаю это стихотворение - но слезы все равно наворачиваются. И еще помню мое недоумение и обиду, когда ко мне после концерта подошла одна из учительниц и сказала: "Стихотворение, конечно, хорошее - но про мужа, родильный дом... Не надо было". Я вернулась домой и спросила у папы: "Почему?" И мой папа поступил непедагогично. Ответил: "Потому что она дура".



БАЛЛАДА О ЗЕНИТЧИЦАХ



Как разглядеть за днями 
след нечёткий?
Хочу приблизить к сердцу
этот след…
На батарее 
были сплошь – 
девчонки.
А старшей было 
восемнадцать лет.
Лихая чёлка 
над прищуром хитрым, 
бравурное презрение к войне…
В то утро 
танки вышли 
прямо к Химкам.
Те самые.
С крестами на броне.

И старшая, 
действительно старея, 
как от кошмара заслонясь рукой, 
скомандовала тонко:
- Батарея-а-а!
(Ой мамочка!..
Ой родная!..)
Огонь! – 
И – 
залп!
И тут они 
заголосили, 
девчоночки.
Запричитали всласть.
Как будто бы 
вся бабья боль 
России 
в девчонках этих 
вдруг отозвалась.
Кружилось небо – 
снежное, 
рябое.
Был ветер 
обжигающе горяч.
Былинный плач 
висел над полем боя, 
он был слышней разрывов, 
этот плач!
Ему – 
протяжному – 
земля внимала, 
остановясь на смертном рубеже.
- Ой, мамочка!..
- Ой, страшно мне!..
- Ой, мама!.. – 
И снова:
- Батарея-а-а! – 
И уже 
пред ними, 
посреди земного шара, 
левее безымянного бугра 
горели 
неправдоподобно жарко 
четыре чёрных 
танковых костра.
Раскатывалось эхо над полями, 
бой медленною кровью истекал…
Зенитчицы кричали 
и стреляли, 
размазывая слёзы по щекам.
И падали.
И поднимались снова.
Впервые защищая наяву 
и честь свою 
(в буквальном смысле слова!).
И Родину.
И маму.
И Москву.
Весенние пружинящие ветки.
Торжественность 
венчального стола.
Неслышанное:
«Ты моя – навеки!..»
Несказанное:
«Я тебя ждала…»
И губы мужа.
И его ладони.
Смешное бормотание
во сне.
И то, чтоб закричать 
в родильном 
доме:
«Ой, мамочка!
Ой, мама, страшно мне!!»
И ласточку.
И дождик над Арбатом.
И ощущенье 
полной тишины…
…Пришло к ним это после.
В сорок пятом.
Конечно, к тем, 
кто сам пришёл 
с войны.

А еще недавно я нашла стихотворение Рождественского, которое раньше почему-то не встречала. И оно меня потрясло - своей простотой и глубиной одновременно.  Честно - готова подписаться под каждым словом. 

Спасибо Вам, Роберт Иванович.



***

Человеку надо мало:
чтоб искал
и находил.
Чтоб имелись для начала
Друг -
один
и враг -
один...
Человеку надо мало:
чтоб тропинка вдаль вела.
Чтоб жила на свете
мама.
Сколько нужно ей -
жила..

Человеку надо мало:
после грома -
тишину.
Голубой клочок тумана.
Жизнь -
одну.
И смерть -
одну.
Утром свежую газету -
с Человечеством родство.
И всего одну планету:
Землю!
Только и всего.
И -
межзвездную дорогу
да мечту о скоростях.
Это, в сущности,-
немного.
Это, в общем-то,- пустяк.
Невеликая награда.
Невысокий пьедестал.
Человеку
мало
надо.
Лишь бы дома кто-то
ждал.




Tags: детство, книги, мысли вслух, о прочитанном, печаль, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments