Ярослава (green_dormouse) wrote,
Ярослава
green_dormouse

Блюз черной собаки

После Керуака рука сама сняла с полки томик Скирюка.
Именно этот, с "Блюзом черной собаки".
Я его уже читала, и не раз. Но что-то есь общее у двух таких непохожих писателей, из разного времени.
В первую очередь - музыка, которая, как непременное сопровождение, звучит со страниц.
В отличие от реальности Керуака, "Блюз черной собаки" переполнен мистикой.

***

Музыканты, особенно гитаристы, дотригая определенных вершин, уходят. Что за рок над ними?
Кто не слышал о "Клубе 27"? Моррисон, Хендрикс, Джоплин, Кобейн...
А за всем этим мрачным фоном встает Пермь. Загадочный город, древний народ, ушедший  то ли в поисках сокровищ, то ли чтоб скрыть их навсегда. Ушедший ли? Или пытающийся пройти вспять по реке времени? Принеся с собой смерть, яд для всего живого.
А застава давно опустела, некому закрыть им дорогу в наш мир.
И вот самые талантливые, те, кто шагнул на край и дальше, встают на опустевший рубеж.

- Прости меня, я твой тревожу сон
Всей силой самодельного обряда.
- Прости меня, я твой тревожу сон.
Я воин обреченного отряда.

- Незванным гостем я к тебе вхожу,
Чтоб научиться честным быть и мудрым.
- Незванным гостем я к тебе вхожу:
Прозреньем в полночь и печалью в утро.

...Над башней реют языки огня.
Пора расстаться с праздничным нарядом.
- Пожалуйста, не забывай меня!
Мы в день последней битвы встанем рядом.

Э.Р. Транк


*
Настоящий блюз может быть чем угодно, потому что «блюз» — это не название, не слова и не музыка. Блюз — это значит спеть и почувствовать. Душа, способная страдать и сострадать, душа, способная обречь себя на муки, но пройти и выжить, — это и есть блюз.

*

Ничего не бойся, лучшего не жди:
Даже если сгинешь, испаришься как вода,
Всё равно останутся июльские дожди,
Мокрые вокзалы, голубые поезда.
Ты уже не скорый и не молодой,
Кто же тебя гонит так по кругу бытия?
Разменять не можешь свой последний золотой —
Всё не отпускает тебя молодость твоя…

*

Прав Оруэлл — в обществе лишь два элемента существуют вне закона: власть и криминал. Во время революции они меняются местами, и только. Всё прочее остаётся прежним, середина не выигрывает ничего. Нас упорно загоняют в угол — ценами, отсутствием жилья, нищенской зарплатой, дикими налогами, дурацкими законами, ментовским беспределом, изуверской медициной, подставными террористами, войной, тупыми телепередачами, в конце концов — элементарно — палёной водкой… Мы ничего не можем исправить и не сможем исправить. Даже если захотим — сделаем так же, может, чуть лучше или чуть хуже, но в итоге ничего не изменится. В юности каждый мечтает изменить мир, но чтобы изменить мир, надо прежде изменить себя. А этого никто не хочет потому, что в понимании многих изменить себя значит — изменить себе. И в итоге пружина сжимается, а мы всё терпим, терпим… Как-то живём.

*

Уходящие из дома, обгоняющие ветер,
Оставляющие время за спиной,
Вы со мною не знакомы, по поверхности планеты
Вы идёте, не здороваясь со мной.
На поверхности планеты счастья не было и нету,
Ну а выше и подавно счастья нет,
А внизу лежат кварталы городов больших и малых,
Из которых вы выходите на свет.
Конечно, может быть, так странно прожитая
Жизнь уйдёт песком сквозь пальцы,
Только ранним утром слышно самым мудрым
Первые такты вальса дорог…

Да, в последнее время я читаю только про медведей о  дороге. Слушаю то, что зовет выйти за дверь и сделать шаг навстречу ветру.

Следующая книга, которая уже манит в путь - "Американские боги" Геймана.

Похоже, мне пора собирать рюкзак и надевать удобные ботинки...

Tags: книги, манит, музыка, мысли вслух, о прочитанном, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments