?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

***

Э д н а  В и н с е н т  М и л л э й
Д Е Т С Т В О — Э Т О  Ц А Р С Т В О,  Г Д Е  Н И К Т О
          Н Е  У М И Р А Е Т
          Детство — не от рожденья до возраста, когда ребёнок,
          Став взрослым, бросает свои игрушки.

          Детство — это царство, где никто не умирает,
          Никто из близких. Отдалённые родственники, конечно,
          Умирают, те, кого не видят или видят редко,
          Те, кто дарят конфеты в красивых коробках, перочинный нож
          И исчезают и как будто даже не существуют.

          И кошки умирают. Ложатся на пол и бьют хвостом,
          И волоски их меха шевелятся
          От блох, раньше совсем незаметных;
          Блестящие, коричневые, чуя недоброе,
          Они перебираются на живых.

          Вы берёте сапожный ящик, но он мал, так как кошка не
                                                          свёртывается,
          Находите другой, побольше, и зарываете её во дворе и плачете.
          Но вы не просыпаетесь потом спустя месяц, два,
          Спустя год, два года вдруг среди ночи
          И не рыдаете, ломая пальцы, шепча: "О боже, боже!"

          Детство — царство, где никто не умирает,
          Никто из близких; матери и отцы не умирают.
          И если вы скажете: "Зачем ты меня так часто целуешь?"
          Или: "Перестань, пожалуйста, стучать по окну напёрстком!"
          Завтра или послезавтра, когда вы наиграетесь,
          Ещё будет время сказать: "Прости меня, мама"!

          Стать взрослым, значит сидеть за столом с людьми, которые
                                        умерли, молчат и не слышат,
          И не пьют свой чай, хотя и говорили часто, что это их любимый
                                                               напиток.
          Сбегайте на погреб, достаньте последнюю банку малины, и она
                                                   их не соблазнит.

          Польстите им, спросите, о чём они когда-то беседовали
          С епископом, с попечителем бедных или с миссис Мэйсон, —
          И это их не заинтересует.
          Кричите на них, побагровев, встаньте,
          Встряхните их хорошенько за окоченелые плечи, завопите на них,
          Они не испугаются, не смутятся и повалятся назад в кресла.

          Ваш чай остыл.
          Вы пьёте его, стоя,
          И покидаете дом.


Edna St. Vincent Millay, 1892 - 1950
Childhood is not from birth to a certain age and at a certain age
The child is grown, and puts away childish things.
Childhood is the kingdom where nobody dies.

Nobody that matters, that is. Distant relatives of course
Die, whom one never has seen or has seen for an hour,
And they gave one candy in a pink-and-green stripéd bag, or a jack-knife,
And went away, and cannot really be said to have lived at all.


And cats die. They lie on the floor and lash their tails,
And their reticent fur is suddenly all in motion
With fleas that one never knew were there,
Polished and brown, knowing all there is to know,
Trekking off into the living world.
You fetch a shoe-box, but it's much too small, because she won't curl up now:
So you find a bigger box, and bury her in the yard, and weep.
But you do not wake up a month from then, two months
A year from then, two years, in the middle of the night
And weep, with your knuckles in your mouth, and say Oh, God! Oh, God!


Childhood is the kingdom where nobody dies that matters,
—mothers and fathers don't die.
And if you have said, "For heaven's sake, must you always be kissing a person?"
Or, "I do wish to gracious you'd stop tapping on the window with your thimble!"
Tomorrow, or even the day after tomorrow if you're busy having fun,
Is plenty of time to say, "I'm sorry, mother."


To be grown up is to sit at the table with people who have died,
who neither listen nor speak;
Who do not drink their tea, though they always said
Tea was such a comfort.


Run down into the cellar and bring up the last jar of raspberries;
they are not tempted.
Flatter them, ask them what was it they said exactly
That time, to the bishop, or to the overseer, or to Mrs. Mason;
They are not taken in.
Shout at them, get red in the face, rise,
Drag them up out of their chairs by their stiff shoulders and shake
them and yell at them;
They are not startled, they are not even embarrassed; they slide
back into their chairs.


Your tea is cold now.
You drink it standing up,
And leave the house.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
naivgirl
Jul. 15th, 2015 01:45 pm (UTC)
Очень и очень. Спасибо.
Елена Леонова
Aug. 3rd, 2015 07:47 am (UTC)
Дань уважения!
Добрый день! Я искала на просторах интернета...уже и забыла что, да это уже и не важно...так как наткнулась (видимо высшие силы вели в нужном направлении) на Ваш сайт...Это что-то необыкновенное. Любуюсь каждым изделием, разглядываю каждую детальку, очень хочется побольше, поточнее, поближе рассмотреть. Я сама очень люблю вязать (жаккарды в том числе), но Ваши произведения...это нечто необыкновенное. Причём я понимаю что всё очень просто (лицевые - изнаночные), но вкус и качество!! нет слов. И глядя на Ваши платья (на Вас и девочках) тоже захотелось Платье (именно с большой буквы, потому что все Ваши Платья нужно именно так произносить), а не джинсы.
Можно к Вам напроситься...в тестирование (следующее), или уж совсем нахально - в друзья?
green_dormouse
Aug. 3rd, 2015 01:08 pm (UTC)
Re: Дань уважения!
Здравствуйте, Елена!
Спасибо вам огромное, мне очень приятно!
Добро пожаловать!
Я рада и новым друзьям, и потенциальным тестерам :)
По поводу тестирований: все они проходят тут: http://www.ravelry.com/groups/--5, объявления и набор желающих я делаю здесь, в журнале. Так что если следующая модель вам понравится, пишите и присоединяйтесь
lucky_sheep
Oct. 14th, 2015 07:53 pm (UTC)
Ярослава, какие прекрасные стихи, спасибо.
Я у Эдны Миллей очень люблю "Молитву Персефоне":

О Персефона, стань такою,
Какой не быть мне никогда.
Ласкай божественной рукою
Ту, что надменна и горда,
Прекрасна и свободна,
Что ускользает вдруг, шутя,
Ту, что дика и благородна,
А в жизни – малое дитя.
И пусть в аду свои законы,
Их не изменишь на ходу.
Скажи ей нежно, Персефона:
«Не так уж страшно здесь в аду».

Be to her, Persephone,
All the things I might not be:
Take her head upon your knee.
She that was so proud and wild,
Flippant, arrogant and free,
She that had no need of me,
Is a little lonely child
Lost in Hell,—Persephone,
Take her head upon your knee:
Say to her, "My dear, my dear,
It is not so dreadful here."
green_dormouse
Oct. 16th, 2015 07:53 pm (UTC)
И вам спасибо, замечательно!
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

умиротворенно, поговорить, задумчиво, с иронией
green_dormouse
Ярослава

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com